Наука и техника

65 761 подписчик

Свежие комментарии

  • Не Он
    На мой взгляд, "внеземные технологии" наиболее удачно описаны у Стругацких в "Пикнике на обочине"! Именно так будет в...Ученый: внеземные...
  • Klim Shan
    История это наука с одной существенной оговоркой – это самая неточная из наук. Это особый жанр письменности, увлекате...Чьи артефакты был...
  • Юрий Колобродов
    Дебильное название статьи и тема дебильная.... Откуда в пресном озере кит?Лох-Несский монст...

Цифровизация по-американски

Цифровизация по-американски

В ситуации, когда против России вводятся всё новые и новые западные санкции, когда импортозамещение становится необходимостью, наша страна обладает системой связи, которую трудно назвать национальной. Более того, современные проекты по цифровизации на поверку оказываются либо скопированными с западных образцов, либо напрямую реализуемыми либеральными функционерами, действия которых можно рассматривать скорее как работу в личных корыстных интересах или интересах других государств. О чём речь и в чём проблемы?

Системы как правительственной, так и гражданской связи в любой стране мира являются элементом так называемой критически важной инфраструктуры. В России за последние 20-30 лет в области связи произошла настоящая революция, которая привела не только к образованию большой тройки операторов, но и к амбициозным планам по цифровизации отрасли, например, в рамках национальной программы "Цифровая экономика".

И, казалось бы, мы идём верной дорогой. Россия – вовсе не какая-то отсталая в технологическом смысле страна. Нет, мы уже подготовили частоты для внедрения нового стандарта связи 5G, мы имеем собственных крупных игроков на рынке телекоммуникационных услуг, имеем развитые сети "четвёртого поколения" и даже ту самую "Цифровую экономику", которая вовсю грезит новыми достижениями в рамках "интернета вещей" (IoT).

Мы не экономим на этом средства бюджета. Но все эти позитивные моменты меркнут перед тем, как и кто в реальности занимается модернизацией связи в России. И главное, кому в конечном счёте это будет выгодно.

Главные игроки и 5G

Как известно, основные игроки рыка – это та самая большая тройка операторов: МТС (Мобильные телесистемы), "Билайн" ("Вымпелком"), "МегаФон", а также ещё один оператор – Tele2. Именно они обладают самой значительной долей рынка, а также самыми большими возможностями. Вероятно, именно по этой причине они же были выбраны и для внедрения всех последних новаций, включая цифровизацию и сети 5G.

К ним присоединились "Ростелеком", Сбербанк (Сбер), "Ростех", "Росатом" и Агентство стратегических инициатив (АСИ), которое отвечает за самые чувствительные аспекты цифровой трансформации в стране. То есть связь в нынешнем понимании в России – это широкий спектр как сотовых, так и интернет-возможностей, которые теперь прорабатываются гораздо шире, вплоть до всевозможных "умных" систем, "умных" городов, домов и систем Big Data, "интернета вещей" и так далее.

Кураторами всех метаморфоз со связью и цифровизацией выступают "Фонд Сколково", ВЭБ, Минцифры, Минкомсвязь и Минэкономразвития. Мы не будем подробно анализировать вопрос дележа частот в России (это отдельная и очень большая тема). Скажем лишь, что в итоге в России для стандарта 5G в 2020 году были утверждены частоты 24,45–27,5 ГГц, не соответствующие общемировому стандарту в 3,4–3,8 ГГц, так как у нас эти частоты заняты системами Минобороны, ФСО и "Роскосмоса".

В Санкт-Петербурге между тем базовые станции 5G должны работать также на частотах 4,8–4,99 ГГц, что уже вызвало возмущение членов НАТО – Латвии и Эстонии, – а также не входящей в альянс Финляндии. Дело в том, что на этих частотах работают военные авиационные системы НАТО, а наши базовые станции, как заявляют члены альянса, могут создавать помехи связи для европейской разведки, в частности в системе распознавания "свой-чужой".

Почему мы говорим в первую очередь именно о 5G? Дело в том, что сети "пятого поколения" – это серьёзный шаг в будущее. Тот, кто внедрит эти сети первым или одним из первых, возглавит эту технологическую гонку. И для России это вопрос, без преувеличения, выживания в цифровую эпоху.

5G разгонит все сервисы до небывалых мобильных скоростей. Вы помните, каким был первый этап революции гаджетов? Появились устройства на Android, магазины мобильных приложений, мессенджеры, новые рынки технологий и услуг. А ведь скорости были всего ничего. Потом были 3G и 4G. И главное, что дадут сети пятого поколения, – очень быструю работу с тяжёлыми данными, включая видео, распознавание образов, VR-технологии и многое-многое другое.

Вспомним и определение, которое уже давал президент России Владимир Путин. Он ведь так и сказал ещё в 2019 году, что лидером в мире будет та страна, которая выиграет технологическую гонку.

Что такое "Цифровая экономика"

Все новшества в области цифровизации, включая внедрение 5G, сейчас проводятся в нашей стране согласно нацпрограмме "Цифровая экономика России". Программа поделена на шесть направлений, в каждом из которых есть свои задачи и свои ответственные лица. Вот некоторые из них.

В направлении "Нормативное регулирование цифровой среды" куратором является Минэкономразвития России, центром компетенций – "Фонд Сколково", а рабочей группой руководит вице-президент по взаимодействию с органами государственной власти и связям с общественностью МТС Руслан Ибрагимов.

В направлении "Кадры для цифровой экономики" центр компетенций – АСИ, а ответственный – Дмитрий Песков (не тот, что пресс-секретарь президента, а специалист в области IT).

Интересным для нас также является направление "Информационная инфраструктура". Его курирует Минкомсвязь, центр компетенций – "Ростелеком", а рабочей группой руководит операционный директор компании "МегаФон" Анна Серебряникова.

Как мы видим, "Цифровая экономика" тесно вплелась в работу операторов связи, а непосредственные руководители проектов – представители этих самых операторов. Работу этой команды направляют так называемые центры компетенций, которые, в свою очередь, подчинены министерствам.

Справляются ли апологеты "Цифровой экономики" со своими задачами?

Во-первых, именно они настаивают на скорейшем внедрении в России как 5G, так и IoT ("интернета вещей" – единого принципа взаимодействия между различными, пока плохо связанными с собой информационными системами, базами данных и т. д.). Например, "Вымпелком", который также участвует в цифровизации, ранее заявлял, что IoT и 5G – это новые точки роста для медиа, ретейла, финансовой сферы, образования, медицины, добывающей отрасли, сельского хозяйства, энергетики и ЖКХ, а также безопасности.

Во-вторых, в 2020 году правительство пошло навстречу игрокам цифровой экономики и заявляло даже о сокращении для операторов связи тарифов за пользование частотами. Минцифры в июне 2020 года издало приказ, в пояснительной записке к которому было сказано, что снижение размера платы за радиочастотный спектр предусмотрено дорожной картой нацпрограммы "Цифровая экономика России".

В-третьих, уже в декабре 2020 года Счётная палата раскритиковала реализуемый "Ростелекомом" в рамках "Информационной инфраструктуры" проект по подключению к интернету социально значимых объектов. Выяснилось, например, что из бюджета были выписаны деньги на подключение ряда региональных управлений различных ведомств во Владимирской и Кировской областях, а также в Хабаровском крае и Еврейской автономной области, уже имевших доступ к интернету. То есть произошло дублирование и нецелевое расходование средств. И это при том, что в России есть десятки тысяч потребителей регионального масштаба, которым нормальный доступ в интернет пока только снится.

В-четвёртых, в том же 2020 году Минкомсвязи признало, что проекты "Цифровой экономики" забуксовали. Было отмечено, что из заявленных десяти целей в рамках направления "Информационная инфраструктура" удалось достичь только одной. 17 июля состоялось заседание рабочей группы АНО "Цифровая экономика", где было заявлено, что в России до сих пор не утверждена концепция развития сетей 5G. Кроме того, цифровые трансформаторы не обеспечили покрытие связью федеральных трасс по графику, не перевели в единую облачную платформу информационные системы госорганов, не создали общественную платформу управления правами на результаты интеллектуальной деятельности, а также федеральный портал пространственных данных и новые сервисы Единого государственного реестра недвижимости. Наконец, в рамках направления не удалось реализовать меры поддержки производителей отечественного телекоммуникационного и кабельного оборудования.

Словом, куча реляций на бумаге, под которые были выделены бюджетные средства, а результат пока неудовлетворительный. Давайте присмотримся ближе к операторам связи и непосредственно АНО "Цифровая экономика", чтобы понять, кто управляет всей этой системой в реальности.

А судьи кто?

Согласно данным Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ), АНО "Цифровая экономика" базируется в Москве на территории Инновационного центра "Сколково". От имени этого юридического лица без права доверенности имеет право действовать Ковнир Евгений Владимирович. То есть фактически именно он руководит непосредственной деятельностью АНО, являясь гендиректором организации.

Карьера Евгения Ковнира весьма интересна. В начале 2000-х годов он занимался развитием информационных технологий в медиаиндустрии (проекты по информатизации телеканалов, радиостанций), а вот затем, в 2008–2011 годах, внезапно пошёл работать в американскую корпорацию Microsoft, где занимался развитием облачных сервисов. Затем Ковнир до 2012 года включительно трудился в холдинге "Медиа Группа Украина", после чего в 2013–2015 годах занимал должность главы департамента развития отрасли информационных технологий в Минкомсвязи. 1 сентября 2015 года Ковнир приступил к работе в Агентстве стратегических инициатив (АСИ) в качестве заместителя директора направления "Молодые профессионалы".

То есть АНО "Цифровая экономика" у нас руководит бывший менеджер Microsoft, который на протяжении как минимум трёх лет работал на благо американцев, а затем получил высокий пост в неолиберальном цифровом АСИ, которое, кстати говоря, является основным центром по трансформации отечественного образования по прозападным цифровым лекалам с уничтожением традиционных принципов в угоду "траекториям", "компетенциям", отказу от учебников и учителей. Подробнее о деятельности АСИ по этой трансформации образования в России можно прочитать в специальном расследовании Царьграда.

Идём дальше. Одним из учредителей АНО "Цифровая экономика" в ЕГРЮЛ значится Сбербанк России. Описание того, насколько это не русский банк, сколько акций Сбера принадлежит нерезидентам, как и описание того, что Герман Греф также входит в набсовет американского банка Morgan Stanley и занимается изъятием из экономики России средств, необходимых для её развития, направляя их в качестве дивидендов иностранцам и вкладывая в развитие убыточной цифровой экосистемы, потянет не на один журналистский материал. Просто зафиксируем, что к этой "кормушке" в своё время припал и Сбер, всё больше отрывающийся от России вместе со своим руководством. В котором, кстати, полно менеджеров с иностранным гражданством.

Учредителем АНО "Цифровая экономика" также выступило то самое АСИ. АСИ можно смело считать структурой либерального и глобалистского толка. Иначе как объяснить то, что различные программы агентства жёстко ориентированы на Запад, на оценки Всемирного банка, МВФ и транснациональные корпорации? От представителей АСИ мы нередко слышим, что "Россия отстаёт" и якобы должна трансформироваться. Наверное, для того, чтобы проще встроить её в глобальную либеральную систему. От АСИ в "Цифровой экономике" направление по кадрам и образованию курирует один из авторов печально известной программы "Образование-2030" Дмитрий Песков.

Эта персона уже неоднократно призывала нас равняться на Microsoft, Cisco, Билла Гейтса. Именно Песков в своё время поспособствовал возникновению популярного мема о том, что компания Google "должна сломать шпиль МГУ". Песков также продвигает понимание системы образования как кузницы кадров для транснациональных корпораций, которые в будущем будут оформлять в "центрах компетенций" вместо вузов (они умрут) "заказ" на специалиста, по системе социального кредита обязанного в будущем работать на корпорацию, чтобы отбить вложенные в его образование средства. Словом, это всё те же западные лекала, не имеющие ничего общего с отечественной академической наукой и системой образования.

Из других учредителей АНО "Цифровая экономика" – госкорпорация ВЭБ.РФ с её неолиберальным главой Игорем Шуваловым. Он возглавил ВЭБ в 2018 году, с тех пор госкорпорация получила от государства 1,5 трлн рублей. При этом этот самый крупный институт развития России показал убытки в первом полугодии 2020 года в 43,5 млрд рублей, а глава ВЭБ Шувалов только за первый год у руля корпорации загадочным образом стал в 2,5 раза богаче.

Учредителем также является и "Вымпелком", крупным пакетом акций которого владеет норвежский оператор Telenor, а совет директоров возглавляли Джо Лундер, проходивший по делу о коррупции в Узбекистане, и итальянец Серджи Херреро, который покинет этот пост в июне 2021 года. Также гендиректором Veon (материнская компания "Вымпелкома") была американка Урсула Бёрнс, которая ушла в 2020 году, оставив единолично "править" второго гендиректора – турка Каана Терзиоглу.

Что мы имеем в итоге?

Мы перечислили ещё не всех учредителей АНО "Цифровая экономика", однако полагаем, что и этого достаточно. Главный вывод таков: в России нет никакой национальной системы связи. Мы видим серьёзных международных игроков телекоммуникационного рынка, которые сейчас получают в рамках нацпрограммы серьёзные бюджетные средства.

Между тем давайте вернёмся к аксиоме о том, что система связи – это элемент критически важной инфраструктуры государства. Давайте вернёмся и к озвученной президентом аксиоме о необходимости технологического лидерства. В данный момент остаётся загадкой, почему наша связь оказалась так сильно монополизирована олигополией. Той самой, которая пускает в эти вопросы иностранцев пачками. Та же Норвегия – страна НАТО. Присутствие граждан этой страны в проектах, которые направлены на технологический рывок России, – это что? Действие в интересах потенциальной страны-противника? А ведь мы сейчас пытаемся отстоять своё право на частоты 5G, которые не нравятся странам НАТО.

А присутствие американцев? Как вообще можно рулить "Цифровой экономикой" через Сбербанк, где в руководстве – целый отряд граждан США? Как можно отдавать вопросы нашего цифрового суверенитета персонажам вроде Дмитрия Пескова из АСИ, который спит и видит, как "Образование-2030" превратит русские вузы в "центры компетенций"? Наконец, стоит ли давать бразды правления "Фонду Сколково", курируемому Аркадием Дворковичем? А ведь это именно "Фонд Сколково", по данным Счётной палаты, истратил 65,5 млрд рублей бюджетных средств только за 2013–2015 годы и прославился своими баснословными бонусами "топам".

Источник в телекоммуникационной отрасли, с которым на эту тему беседовал Царьград, заметил, что России в срочном порядке необходимо произвести масштабную реформу национальной системы связи, сделав эту систему именно что национальной. Этот специалист, стоявший ещё у истоков формирования системы связи в России, призвал "прикрыть всю эту цифровую экономику", вложив миллиарды предназначенных для неё бюджетных средств в ликвидацию технологического отставания регионов. Этот источник изумился тому, что федеральный центр вкладывает бешеные суммы в непонятную цифровизацию с непонятными результатами без чётких критериев оценки эффективности тогда, когда десятки миллионов наших сограждан на периферии едва сводят концы с концами и нуждаются в поддержке, проживая в и без того дотационных регионах.

Наконец, если сейчас национализировать систему связи, обезопасить её от влияния иностранных граждан и разведок, то у нас всё ещё остаётся шанс не потерять темпы технологического рывка, считает высокопоставленный источник Царьграда. Принимая во внимание всё перечисленное выше, с этим сложно не согласиться.

Егор Кучер

Фото: Андрей Любимов / АГН "Москва"

Источник: old.tsargrad.tv

Картина дня

наверх